Библиотека экопоселения Алтай-Звенигород

Экопоселение Алтай-Звенигород - Главный текст Главный заголовок

   Я вырос в маленькой деревне на островах Тасмании. Все, что нам было необходимо, мы добывали сами. Мы сами изготавливали себе обувь, сами выполняли работы по металлу; мы ловили рыбу, выращивали еду и сами пекли хлеб. Я не знаю никого, кто жил бы там и занимался исключительно чем-нибудь одним или выполнял работы, которые могли бы уложиться в рамки одной профессии. Каждый занимался многими вещами одновременно.
   До того как мне исполнилось 28, я жил, словно в чудесном сне. Большую часть времени я проводил в лесах или на берегу моря. Я ловил рыбу и охотился ради собственного пропитания. Только в начале 50-х я начал осознавать, что большая часть той системы, в которой я жил, начинает исчезать. Начало уменьшаться количество рыбы. То же самое происходило с водорослями у побережья. Исчезали большие участки леса. Только тогда я начал осознавать, до чего мне все это дорого, как я люблю землю, на которой родился. После многих лет работы в качестве полевого исследователя при Институте Изучения Дикой Природы, а также в Тасманийском Рыбном Департаменте я начал активно участвовать в протестах против той политической и индустриальной системы, которая, как я видел, уничтожает и нас, и окружающий нас мир. Но вскоре я понял, что нет никакого смысла упорствовать в противостоянии, которое не приносит в конце концов никакого результата. Я покинул людей на два года. Мне не хотелось больше противостоять чему-либо и тратить зря свое время. Я хотел возвратиться с чем-нибудь действительно позитивным, с чем-нибудь, что позволит нам, людям, существовать без широкомасштабного разрушения Природы.

Важная мысль в тексте Важная мысль в тексте Важная мысль в тексте Важная мысль в тексте


   В 1968 году я начал преподавать в Тасманийском университете, и в 1974 мы совместно с Дэвидом Холмгреном разработали систему экологически целесообразного сельского хозяйства, которая была основана на многообразии многолетних культур: деревьев, кустарников, травянистых растений, грибов и корнеплодов. Для этой системы я применил слово "пермакультура". Мы потратили много времени на разработку принципов пермакультуры и создание образцов сада и огорода, отличающихся богатым набором видов. Результатом этой работы стала публикация в 1978 году книги "Пермакультура Один", за которой через год последовала "Пермакультура Два".
Это картинка о нас - Экопоселение Алтай-Звенигород

   Общественная реакция на пермакультуру была неоднозначной. Профессионалы были оскорблены в своих лучших чувствах, так как в своих исследованиях мы сочетали архитектуру и биологию, сельское и лесное хозяйство, лесное хозяйство и животноводчество; так что каждый, кто считал себя специалистом в какой-то конкретной области, чувствовал себя несколько обиженным. Иначе отреагировали на книгу простые люди. Ведь у многих уже давно возникали подобные мысли. Они были неудовлетворенны сельским хозяйством в его привычном виде и стремились к 6олее естественным с экологической точки зрения формам. Мое видение пермакультуры в 70-х можно описать как благоприятное сочетание растений и животных по отношению к человеческим поселениям, главным образом сконцентрированное на домашнем хозяйстве и местном самообеспечении. Наверное, здесь также имел место и определенный "коммерческий подход" - прибыль, получаемая от продажи излишков производимого.
   Тем не менее пермакультура начала подразумевать не только достаток в продуктах питания. Самообеспечение бессмысленно при условии, что у людей нет доступа к земле, информации и финансам. Так что в последние годы это понятие стало вмещать в себя соответствующие юридические и финансовые стратегии, включая стратегию обеспечения доступа к земле, коммерческие структуры и местные финансовые институты. В этом случае пермакультура становится цельной, общечеловеческой системой.
   В 1976 году я начал проводить лекции по пермакультуре, а в 1979 году я ушел с должности преподавателя в университете, что обеспечило мне довольно-таки неопределенное будущее в моем почтенном возрасте. Я решил не приступать ни к каким иным занятиям и попытаться убедить людей в необходимости построения биологических систем, пребывающих в гармонии с природой. Мною был произведен дизайн порядочного количества участков, и какое-то время источниками моего существования были ловля рыбы и огород с картошкой. В 1981 году первые выпускники курсов по пермакультуре также начали практическую работу по организации пространства.